воскресенье, 17 января 2016 г.

Глава XVII

14 октября

Два дня назад я совершил ошибку. Непростительную. Я сказал Чугункову правду.

- Что для тебя важно в жизни?

- Независимость, - не раздумывая ответил я.

- Независимость, дружок? Независимость!? А почему я должен от тебя зависеть!? - Чугунков первый раз повышал на меня голос. На меня уже много лет никто не орал. Не позволял себе этого и Чугунков до последнего момента.

- Если тебя что-то не устраивает, то я могу передать все дела кому хочешь. Могу это сделать в любой момент, - я постарался сохранить спокойствие.

На следующий день пришлось выслушивать от него по телефону, что я похож на его мать, потому что мне нужны от него только деньги. С этого момента стало понятно, что мы заходим в тупик, а по большому счету, что у нас начинается разрыв.

Хочется выговориться, но некому. Пугать Надю? Да и вряд ли ей стоит это знать. Команда, Генрих… все это тупик. Хочется просто выговориться. Поговорить с человеком, который может понять. В каком-то отчаянии я беру пару сотен тысяч и еду встречаться с Жанной.

Мы сидим в ресторане «Две палочки». Какой-то идиот-дизайнер посоветовал им поставить два унитаза в сортирах. В продолжении идеи про две палочки.

- Покажи мне свой зуб, - просит Жанна. Дантист Чугункова недавно начал делать мне зубы. И делает он их великолепно. Всю жизнь до этого я мучился со своим ртом. Я улыбаюсь своими новыми клыками.

- Это очень сексуально…

Мы сидим и я просто наслаждаюсь Жанной. Ей можно рассказывать веселые истории. И ни о чем не думать.

- Ты знаешь, у меня тут появился мальчик. У него плохие зубы, он долбанутый на голову. И у него свое рекламное агентство.

Я смеюсь. Она описывает мою копию.

- Нет. Серьезно и я в него влюбилась. Я хочу быть с ним, очень хочу. Скажи, что для этого нужно сделать.

Я рассказываю ей о сексуальном манипулировании. Она внимательно слушает и даже что-то берет на заметку.

- Пойдем в стриптиз-клуб, пообщаешься с проститутками, - приходит мне в голову свежая идея. Несколько месяцев назад мы спорили с Жанной о труде блядей. Жанна считала, что их нужно защищать и вообще отстаивала какие-то феминистские идеи. Генриха на нее нет…

- Пойдем.

Через несколько минут мы уже сидим в Пентхаусе.

- Какие они здесь красивые, - Жанна восхищается женской красотой. А я чувствую, как у меня встает.

- Хочешь они станцуют тебе приватный танец? - я приметил в зале дико красивую блядь, которую хочу выебать. Мне приходится договариваться одновременно с девочками, чтобы они устроили Жанне длительный приват и с той блядью, чтобы быстро ее трахнуть.

Через полчаса я возвращаюсь наверх слегка расслабленный. Жанна перевозбуждена.

- Поедем к тебе, - предлагаю я.

У Жанны мы занимаемся сексом. Она стесняется своих маленьких сисек и поэтому лежит на животе. Чувствуется, что поза давно отработана - очень умело подмахивает задницей. Молит:

- Кончи мне в рот.

Она неутомима. Наконец, после четвертого или пятого раза мы просто валяемся в постели.

- Ты кончил?

- Да.

- И я кончила. Хочешь поженимся?

У Жанны этот вопрос получился чересчур серьезным. В пьяной голове тяжело крутятся шестеренки мыслей.