воскресенье, 17 января 2016 г.

Глава XII

Чугунков

Детство Антона Чугункова прошло в СССР и вряд ли его можно было бы назвать счастливым. Антон был маленьким тщедушным мальчиком. За это его и били. Мама вышла замуж второй раз, от брака появился ненавистный Чугункову плод - мальчик по имени Витя. В противовес Антону, Вите доставалась и любовь и ласка. Витя был здоровым и рослым мальчиком, Антон – мелким и больным. За это его и били. Много лет спустя Чугунков возьмет Витю на работу в свою компанию и там уж оттянется по полной. С мамой будет сложнее: маму он перевезет в Лондон на собственном самолете, но так и останется ничтожеством в ее глазах. О чем мама и из Лондона будет напоминать при каждом удобном случае.

Но все это будет потом. А пока у Чугункова не было ничего кроме лютого желания стать сильным. Стать крутым, как он позже для себя сформулирует. Стать самым крутым человеком на свете. И свалить подальше из ненавистной Самары. Здесь он познал только горе. Издевательство, нищету и нелюбовь. Жизнь была непрекращающейся пыткой. Это осталось с ним навсегда. «От мира я не жду ничего хорошего» - любил повторять он, уже став миллиардером.

Ему страстно хотелось секса. Но даже подойти к одноклассницам было немыслимым. Да они и говорить с ним побрезгуют! Не то что дать. Поэтому девственности пришлось лишаться со старой пятидесятилетней подругой матери, у которой внезапно открылось последнее дыхание похоти, и ей хотелось трахнуть этого худенького паренька. Гормоны превозмогли чувство брезгливости. Однако после соития чувство брезгливости взяло естественным образом верх, и у Чугункова в голове билась только одна мысль: бежать, бежать, бежать.

Так он оказался во флоте. Флот казался ему идеальным местом. Во-первых, новое окружение, где можно завоевать авторитет. Здесь стираются, границы - кто богат, кто беден и кого кем считали в школе. Во-вторых, статус. Он станет капитаном дальнего плавания. Светлый могучий образ! В-третьих, путешествия. А к себе домой он вернется только капитаном.

В те времена будущий миллиардер Чугунков больше всего ненавидел деньги. Он ненавидел людей, у которых есть деньги. Быть военным - вот у кого настоящая власть и сила. Одновременно с этим Чугунков проникся какой-то странной формой угасавшей к тому времени коммунистическо-утопической идеи. Что-то в духе Томаса Мора, если бы он знал, кто это. Я стану самым сильным и построю город-Солнце, где не будет такого ада, который мне пришлось пережить. Это была запредельная мечта, которая нашла его сама и о которой он даже боялся думать.

Первое время в училище очень важно. Именно оно определит иерархию, которая выстроится в дальнейшие годы службы. Тогда еще не знали слова имидж. Но Чугунков уже очень хорошо понимал, что это такое. Первое впечатление определило десять лет страданий в школе. Именно из-за того случая в сентябре, он мучился потом. И никогда уже не смог избавиться от брезгливого отношения к себе. Поэтому на флоте он решил биться сразу, как только появится возможность. Лучше умереть, чем быть задроченным, такой принцип Чугунков сформулировал для себя.

- Смотри как Ёбнутый машкой Толстого хуячит, - комментировали поединок Чугункова с Толстым. Толстый был местным авторитетом. И поэтому, когда они с друзьями проходили мимо молодого, который машку за ляшку тянул, то бишь пол мыл, он не мог удержаться и плюнул.

- Подотри, - со всей возможной брезгливостью, которую только мог проявить, сказал Толстый. Именно на эту брезгливость и отреагировал Чугунков. Десять лет он копил злобу. Тогда он не мог ответить, потому что его сломали сразу, а потом уже били толпой. Теперь его как будто ударило током. Дальше он уже ничего не помнил. Только концовку. Когда он стоит и как мотыгой долбит обломком швабры в окровавленную пасть валяющегося на склизском полу Толстого.

Толстый отправился в лечебку. Чугунков на губу – повезло, могло быть хуже. Но теперь у него было новое имя. Антоха Ёбнутый. В училище выстраивалась новая иерархия. Старшие побаивались доставать Чугункова. А сокурсники просто оказались в его власти. Он не бил их. Он даже не издевался. Он научился вселять страх и показывать всю неполноценность своих товарищей по сравнению с ним. Еще полгода назад Антоша Чугунков был чмошником, чугунком, которого одноклассники скинули из окна второго этажа, а теперь стал вождем!

Новый статус только усиливал страх. Если кто-то узнает, кем он был... Нужно постоянно держать всех под контролем, только так можно выстоять. Нервное напряжение проявилось довольно забавно. У Чугункова появилась привычка харкаться. Он не курил, т.к. сверхчеловеку не положено курить. Поэтому весь напряг скидывал в плевках. Но напряг то и дело прорывался в общей непредсказуемости поведения - Чугунков легко мог устроить истерику своим. Его и знали в училище.

Первая цель была взята. Он стал вождем. Однако путь к капитану обламывался. Рассыпался по кускам, как Франкенштейн. Удар по цели наносило время. Било оно сильно, жестоко и воевать со временем Чугунков не мог.

Тот статус, к которому он двигался, резко обесценивался. Новыми героями эпохи становились бандиты. Именно они становились новыми крутыми. Капитаны же и прочие офицеры стали резко обедневшими аристократами. Они еще цеплялись за традиции, за свои звания. Но Чугунков кожей чувствовал - они становятся такими же чмошниками для общества, каким он был в школе. Их больше не уважают. Над военными посмеиваются. Их презирают бабы. Поэтому надо делать резкий разворот. В училище с удовольствием от него избавились. Руководству не нужен был непредсказуемый отморозок.

Возвращаться в Самару пришлось с зубовным скрежетом. Довольная, здоровая морда брата вызывала ненависть. Особенно Чугункова выводила из себя его беззаботность.



Чтобы зарабатывать хоть какие-то деньги, пришлось идти ремонтировать телевизоры. Это было временно и Чугунков это сразу понимал. Ведь в душе билось мощное желание быть не слугой, а вождем. Однажды попробовав, вкус власти уже не забыть, как зверь не может забыть вкус человечины.

Читать продолжение: Глава XIII. Братва
Перейти в оглавление